Глобальная экономическая угроза и экономика России: в поисках особого пути

Татьяна Митрова Алексей Хохлов Юрий Мельников Анастасия Пердеро Марина Мельникова Евгений Залюбовский

Современная научная теория глобального изменения климата развивается несколько десятилетий. К настоящему времени установлено, что увеличение средней температуры поверхности Земли (рост на 0,8°С с середины XX в.) сопровождается таянием ледников, поднятием уровня мирового океана, окислением и нагреванием морской воды. За последние полторы тысячи лет человечество еще не знало такого повышения температуры поверхности Земли, какое наблюдается в наши дни. Установленная причина этих процессов — усиление парникового эффекта из-за роста концентрации СО2 в атмосфере вследствие деятельности человека (прежде всего — использования ископаемых топлив в энергетическом секторе). Эта причинно-следственная связь — предмет консенсуса ученых-климатологов по всему миру (включая Россию). Глобальное изменение климата уже в наши дни приводит к разнообразным физическим, социально-экономическим и гуманитарным последствиям. Страховые компании фиксируют устойчивый рост количества природных катастроф и неблагоприятных событий - наводнений, ураганов, тепловых волн, града, засух, природных пожаров. Общий нанесенный ими ущерб с 1980-х гг. превышает $5 трлн. Последствия потепления на 5°С к концу XXI века оцениваются как катастрофические — и для здоровья и жизни населения планеты, и для мировой экономики. Озабоченность климатической угрозой от научного сообщества постепенно передается политикам, инвесторам, общественным деятелям и обычным гражданам по всему миру. По состоянию на февраль 2020 г., 189 государств присоединились к Парижскому соглашению, которое нацелено на удержание прироста средней температуры на уровне существенно ниже 2°С, а в идеале не выше 1,5°С, повышение способности адаптации к последствиям изменения климата и переход на низкоуглеродное развитие. Участники соглашения добровольно ставят перед собой амбициозные цели по сокращению нетто-выбросов СО2 в атмосферу: по состоянию на сентябрь 2019 г., 65 стран и Европейский Союз заявили о стремлении к углеродной нейтральности к 2050 г. Многие из них либо уже запустили систему торговли выбросами СО2 или другие формы цены на углерод и «углеродных сборов», либо планируют это сделать в ближайшем будущем. Углеродный след постепенно становится важной характеристикой товаров и услуг. Продажи компаний, имеющих экологические обязательства и программы устойчивого развития, растут быстрее, чем у конкурентов. Государства планируют введение пограничного углеродного регулирования (например, Border Carbon Tax в Евросоюзе). Инвесторы по всему миру реагируют на эти действия и настроения, отказываясь от финансирования секторов, связанных с ископаемым топливом. Нефтегазовые и электроэнергетические компании активно реструктурируют активы в пользу низкоуглеродных проектов, а также наращивают инвестиции в возобновляемую энергетику, биотопливо, улавливание СО2, повышение энергоэффективности, водородные технологии. Эти глобальные тренды уже в полной мере затрагивают и Российскую Федерацию. Глобальная климатическая угроза для России даже более актуальна, чем для многих других стран — на территории страны в последние 40 лет потепление климата происходило в 2,5 раза быстрее, чем в среднем по планете (а в российской части Арктики — в 4,5 раза быстрее). Изменение климата в России уже создает угрозу здоровью и жизни людей, провоцирует вынужденную миграцию, угрожает продовольственной безопасности и создает угрозу инфраструктуре. В то же время, в России проблема изменения климата не относится к числу приоритетов государственной политики как на федеральном, так и на региональном уровнях. Со стороны корпораций интерес к уменьшению углеродного следа постепенно растет — но, в первую очередь, под воздействием европейских акционеров и инвесторов. В настоящий момент климатическое регулирование находится в ранней стадии становления. В интенсивном сценарии проекта стратегии низкоуглеродного развития России заложена цель по снижению выбросов парниковых газов к 2050 г. до 52% от уровня 1990 г., что не выглядит амбициозно на фоне стран-лидеров, стремящихся к климатической нейтральности (нетто-нулевым выбросам парниковых газов). При этом в базовом сценарии запуск системы торговли выбросами СО2 не планируется. Вместе с тем, у страны есть потенциал сокращения выбросов парниковых газов до уровня углеродной нейтральности и даже ниже за счет, например. повышения энергоэффективности, раскрытия потенциала ВИЭ, увеличения поглощения на управляемых землях и др. Вне зависимости от целей и исполнения обязательств России по сокращению выбросов на ее территории, климатическая повестка создает долгосрочную угрозу российскому экспорту в отношении основных товаров — нефти, нефтепродуктов, угля, природного газа, металлов, продуктов лесной и химической промышленности. Без специальных мер реагирования это может привести к долгосрочному ограничению роста российской экономики. Реакция России на климатическую угрозу может зависеть от темпа глобального реагирования на изменение климата и отношения российского общества и государства к этой проблеме. Основной выбор возникает между двумя крайними сценариями - «Продолжение текущей политики» и «Глобальное климатическое единство». Риски есть в обоих сценариях. Продолжение текущей политики увеличивает негативное влияние изменения климата, и в перспективе это может привести к труднопредсказуемым последствиям, надежная и комплексная оценка которых в России отсутствует. Национальной экономике угрожает ограничение роста ВВП из-за снижения спроса на товары российского экспорта. При наложении этих двух рисков ограничиваются возможности для дорогостоящей адаптации к изменениям климата и ликвидации последствий катастроф. В сценарии «Глобальное климатическое единство» изменение климата замедляется за счет всеобщих активных мер по сокращению выбросов парниковых газов. При этом в России возникает риск потери текущих рынков сбыта и падения выручки базовых отраслей экономики, а также налоговых поступлений в бюджет. Неизбежен рост стоимости тепловой и электрической энергии. В то же время, ускоренный переход на низкоуглеродную модель развития экономики диверсифицирует экономику и создаст стимулы для развития инноваций. Риски сценария «Продолжение текущей политики» оказываются существенно выше и в перспективе ведут к разрушению экономики страны, поэтому движение к второму сценарию представляется более разумным ответом России на климатическую угрозу, чем дискуссии о причинах изменения климата. Создание государственной системы климатического мониторинга, перезапуск программы повышения энергоэффективности (и других направлений сокращения выбросов парниковых газов), развитие безуглеродного экспорта (например, на основе водорода), увеличение поглощения СО2 на управляемых землях - первоочередные шаги, которые смогут продвинуть страну в направлении низкоуглеродного развития. В любом случае, без изменения отношения к климатической угрозе со стороны российской власти и общества движение по этому пути будет медленным и болезненным. Однако времени на это остается не так много.

CC BY 41 05 мая 2020

Климат температура парниковый эффект

Тип материала: Доклад

Тематика: Климатология

Язык: RU

Ранее опубликовано
Сколково Московская школа управления

Загруженные файлы:

Текстовая версия

Облегченная текстовая версия статьи

Обсуждение 0
Авторизуйтесь

-- Скоро здесь будет обсуждение, вы можете стать первым--